CHANNELING-LITERATUR

Конспекты книг лучших русских авторов
в области знания и истории

 

Русский English Deutsch     

Три + семь тонких фигуры. Ангелы и бесы

Цитаты взяты из книги "Возвращённый оккультизм". Страница автора: www.podvodny.ru
Для того, чтобы стать самим собой, человеку нужно выдержать довольно жесткую конкуренцию с различными сущностями, которые тоже хотят стать им. Это, к сожалению, вовсе не шутка и не метафора, а точное утверждение, которое, впрочем, нуждается в некоторых комментариях.

 

Любая периодически повторяющаяся последовательность действий человека (как во внешнем, так и во внутреннем мире), переходящая хотя бы в некоторой степени в привычку и автоматизм, формирует у него программу подсознания, управляющую этим автоматизмом, и одновременно вызывает к жизни определенную сущность или фигуру, в тонком мире, возникающую около человека всякий раз, когда включается соответствующая программа подсознания.

Ниже рассмотрим семь характерных фигур (в простонародье их называют бесами), располагающихся по большей части сзади человека и подпитывающихся жизненными силами человека во время активизации тех или иных вредоносных привычек и штампов поведения. Кроме того, характерные для общества в целом личные программы подсознания все вместе формируют большие, архетипические тонкие фигуры, которые создают и инвольтируют соответствующие индивидуальные тонкие фигуры отдельных людей. Таким образом, у каждого человека имеется два комплекта тонких сущностей, регулярно около него появляющихся и на него непосредственно влияющих: первый комплект состоит из фигур, созданных им лично, и уникальных, второй — из общесоциальных, наведенных ему социальным эгрегором по каналам, связывающим данного человека с социумом.

Другими словами личные фигуры отдают часть жизненной силы (можно сказать памяти человека, т.к. последний редко полностью вспоминает о происходящем) более высшим, а высшие ещё более высшим, к примеру Урпарпу, Гагтунгру, Фокерме и т.д. (см. О Люцифере). Для полноты описания надо отметить, что существуют ещё тонкие телесные крокодилы, паразитирующие на тонких телах человека (астральном, ментальном и т.д.).

В противовес "Тонкой Семёрки" к человеку приставлены (можно сказать спереди) три тонких сущности: это любящая душа, ангел-информатор и личный демон (о них на четвёртой странице). Эти сущности соответствуют гораздо более глубоким программам подсознания, нежели тонкосемёрочные тщеславие, эгоизм и т. д.. А их помощь из-за своей ненавязчивой этики, учитывая кон "свободы воли", часто становится незаметна для самого человека.

Тонкая Семёрка

Серый Человек (паразитирует на половой чакре) соответствует программам подсознания, вызывающим у человека депрессию, скептицизм, сомнения и уныние; серому человеку все равно, любые эмоции, энтузиазм, инициативу и энергетику он поглощает полностью, никак при этом не меняясь (разве, что вырастая в размерах, но лишь утверждаясь в своей жизненной позиции, соответствующей положению точки сборки с которой мир видится наполовину как безжизненная пустыня, а наполовину как зловонное болото).

Серый тупит инструменты, устраивает в фотообъективах сферическую и хроматическую аберрации, накапливает ошибки округления в компьютере и заставляет хрустеть суставы, препятствуя выделению в них синовиальной жидкости. Душевная усталость с привкусом безнадежности часто тоже прямой результат его влияния, и она заставляет человека снизить концентрацию внимания и потерять контакт с эгрегором и инструментом. Внутренний цинизм серого и его неуважение к миру и человечеству позволяют пробиться в результаты деятельности творца халтуре и серости, которые торжествуют столь очевидно и беспощадно, что, кажется, победить их невозможно.

ЗмейСледующая самая, вероятно, сложная для понимания и управления фигура - это Змей, или, если судить по роли, которую он чаще всего берет на себя, циник и комик. Основное оружие змея — это ирония, которая используется им двояко: во-первых, для профанации любых серьезных и возвышенных устремлений человека (насмешка над идеалами), и, во-вторых, для отведения глаз хозяина от грозящих ему опасностей, которые змей также изображает как несерьезные, не давая человеку их оценить и соответственно подготовиться. Основное качество образов, которое создает змей, — это неуместность, что часто производит комический эффект, снимая напряжение и понижая концентрацию внимания: задача змея заключается в том, чтобы человек махнул рукой и перестал воспринимать как серьезные самые ответственные для него ситуации.

Змей, как водится, фиглярствует, притворяется всеми инструментами по очереди, но особенно клистирной трубкой, которую выдает за канал связи с эгрегором и человеком, представленным своим анусом. Но шутки шутками, а сильное смущение - тоже его происки, и внезапная неспособность владеть своими руками, не говоря об инструментах, и даже судороги мышц — все это нередко следствия его активности. А уж время от времени спровоцировать машинистку на кошмарную опечатку, заставив всех редакторов ее не заметить, он считает не столько приятной обязанностью, сколько своим прямым долгом.

Чёрный Человек агрессии (паразитирует на центре солнечного сплетения) создается программой подсознания, управляющей жесткой защитой от внешнего мира, а иногда и от нападений на свое эго изнутри, например, со стороны программы долга или совести. Обычно он носит черный плащ или строгий костюм, неприветлив и очень неохотно показывает свое лицо и особенно глаза. Обычное их выражение — недоверие и непримиримость.

Черный часто создает человеку чрезмерную уверенность в себе, в результате чего вообще перекрывается канал связи с эгрегором; человек ощущает в себе достаточную силу, чтобы работать «самому», то есть транслировать и материализовывать поток эгоического эгрегора — тогда получается дилетантство в худшем смысле слова. Вообще прямое ощущение силы и уверенности в себе в момент работы — отчетливые знаки того, что человек служит жесткому эгрегору. Истинный творец никогда не уверен полностью ни в себе, ни в своих инструментах, ни в уровне того, что у него получается, и силу, стоящую за ним и его творениями, ощущают другие, но не он сам, по крайней мере, в момент работы. Внутренняя свобода и сомнение в выборе конкретных деталей — вечные спутники, и черный пытается лишить человека и того, и другого. Даже за трамвайную ручку следует браться бережно.

Серый совершенно не похож на черного: насколько первый собран, настолько второй диффузен, плохо оформлен.

Жёлтый пытается незаметно сдвинуть точку сборки так, чтобы понизить уровень материализуемых вибраций эгрегора; в случае, когда человек транслирует информацию в эгрегор, желтый пытается ее, сколько можно, исказить, чтобы ввести обоих (и человека, и эгрегор) в заблуждение. Писатель начинает писать трагедию, а сбивается в избитую мелодраму; верующий готовится к посту и покаянию, а получаются ментальные игры с собственным эго; канатоходец теряет уверенность в себе и равновесие — все это примеры удавшихся происков желтого.

Жёлтый во многом напоминает Серого, и у многих людей они выступают своеобразным тандемом, в форме серо-желтого тумана, клубящегося у ног и периодически поднимающегося выше головы — сущее мучение для психотерапевта.

Торопыжка (паразитирт на горловой чакре) представляет существо, во всех отношениях противоположное серому, но фактически их цели похожи — это прекращение потока энергии и любой конструктивной деятельности человека.

Всякое замедление, равно как и убыстрение работы должно быть согласовано с указанными внешними ритмами, от которых торопыжка всячески пытается человека отвлечь. «Твоя работа замедлилась, — тараторит он, — и в любом случае идет недостаточно быстро — скорее пошевеливайся, крути все колеса, шестерни и барабаны, или, еще лучше, переключайся на что-нибудь новенькое, например, тебе необходимо срочно...» — и торопыжка предложит хозяину еще минимум пять совершено неотложных дел.

Торопыжка один из главных врагов мастера. Он не дает ему доработать, то есть дослушать эгрегор до конца, а также, что не менее важно, дать эгрегору всю необходимую информацию, о чем последний посылает человеку специальный сигнал типа: «Спасибо, достаточно». Вместо этого торопыжка начинает тараторить: «Ну, хватит, хватит — все и так ясно», и не дает, например, психологу дослушать клиента, когда тот еще только начинает говорить действительно существенные для себя вещи.

Торопыжка хорошо виден по тому, как человек обращается с инструментами — быстро и небрежно швыряет их в сумку или укладывает их медленно и бережно.

Следующая фигура (паразитирует на "третьем глазе") создается программами лунного потребления всех видов — это Свинья Эгоизма. Как и все остальные фигуры, она имеет два канала инвольтации — от самого человека (хозяина) и от архетипической Большой Свиньи, создаваемой в соответствии с общесоциальными представлениями о необходимых, естественных и желательных пределах потребления социального индивида; кроме того, Большая свинья имеет прямую инвольтацию от Фокермы.

Свинья будет мешать сосредоточению на работе просто потому, что концентрация, то есть удержание точки сборки в положении связи с высоким эгрегором, трудна, то есть требует значительных усилий. Кроме того, она может, например, искушать человека пренебрежительно относиться к своим инструментам, даже телам, в чем она, казалось бы, не заинтересована. Но не следует забывать, что ее инвольтирует в конечном счете Фокерма, и потому ждать от свиньи последовательности было бы напрасно: для нее типично, например, заставлять человека есть вкусную, но заведомо вредную для него пищу, которая буквально через час вызовет сильные боли в желудке (не говоря о курении и пр.).

Последняя фигура - это Дракон Личного Самоутверждения. Как и все остальные тонкие фигуры, описываемые в данной главе, дракон является социально наведенным, то есть потребность в личном самоутверждении присуща человеку именно как социальному индивиду, но не как духовной сущности.

Тем не менее, социум, по крайней мере, в его нынешнем виде, нуждается в том, чтобы его члены обладали честолюбием и стремились к социальному раскрытию своей личности — это один из способов заставить человека трудиться на благо общества. Жажда социального признания, стремление к сбору максимального числа знаков любви, внимания и почитания, желание славы — из этих семян, посеянных социальным эгрегором, у человека вырастают программы подсознания, вызывающие к жизни дракона самоутверждения.

Дракон самоутвержденияДракон может активизировать любую из своих голов. Поисковая голова начнет искать кого-нибудь, кто оценит по достоинству совершенство рабочих операций человека — и последний тут же отвлечется, собьется с канала связи, ошибется в движении — и гравюра испорчена. Гордая голова подумает сама о себе: «Как замечательно я работаю», — и рука токаря дрогнет. Закомплексованная голова шепнет мастеру маятника: «Где уж тебе определять такие тонкости».

Большой, хорошо откормленный дракон, на котором хозяин удобно располагается верхом, означает, что человек раскрыл социуму свою личность и получил полное одобрение — это вариант популярного артиста.

Уровень власти демонов над человеком и актуальное состояние можно оценить по их размерам. Для примера возьмом чёрного:

Многие болезни отчетливо связаны с акцентуацией одной из семи тонких фигур и ее проникновением внутрь чела человека, и здесь автор, с извинениями вторгаясь в профессиональный медицинский эгрегор, хочет привести некоторые примеры:

Болезни дракона — язвенная болезнь, вегето-сосудистая дистония;
Болезни свиньи — атеросклероз, подагра, камни в почках и желчном пузыре;
Болезни торопыжки — тиреотоксикоз, тик, неврозы, болезнь Паркинсона;
Болезни желтого — аллергия, диабет, нарушение обмена веществ;
Болезни черного — мигрень, гипертония, инфаркт, инсульт;
Болезни змея — импотенция, дисфункция яичников;
Болезни серого — астения, остеохондроз, радикулит, артриты.

Страницы:   -1-, -2-, -3-, -4-